Eduard Markovich (luckyed) wrote in culture_il,
Eduard Markovich
luckyed
culture_il

Category:

Тикотин. Секс в музее.

Дамы и господа!
Вторая часть нашего путешествия по музеям Хайфы.
Музей «Тикотин» обладает одной из самых больших и значительных коллекций японского искусства за пределами Страны восходящего солнца. Гравюры не терпят длительных экспозиций, поэтому выставки в нём меняются несколько раз в год.
Любимый хайфский музей. Всякий раз дыхание перехватывает перед удивительным и неповторимым искусством японской гравюры, хрупкой и вечной.
Сейчас в музее несколько выставок. Расскажу только об одной.
Представьте закрытую дверь музейного зала со строгим предупреждением: "Только для взрослых"!
Решив, что мы взрослые, открыли дверь и...
Далее на обзор выставки  приглашаются только отважные, кого не пугает название "Любовь с юмором" и то, что скрыто под табличкой с этой надписью.
Избегая политкорректности, я назвал этот рассказ "Секс в музее".
           

В японской культуре веками существовала традиция иронического отношения ко всему, связанному с эротикой и сексом. Стихи, рассказы и, главное, гравюры, сформировали течение, получившее название "шунга" или "сюнга" ("весенние картины").
Первые проявления  шунгу берут начало на границе 7-го - 8-го веков. Синтоизм относился к открытым сексуальным проявлениям крайне положительно. Всё было допустимо и в свитках, и в картинках и в быту. В более поздние времена гравюры сюнга использовались как порнографические открытки. Дело в том, что посещение увеселительных кварталов было дорогим удовольствием и приходилось пользоваться дешёвой заменой. Тогда даже плата самураю в мирные времена могла составлять чашку риса.
На выставке в музее Тикотин собраны прекрасные образцы "весеннего" искусства из огромной коллекции (порядка 9000 гравюр) Офира Шагана.
       
Блестящий пример сюнга на гравюре Утагава Куниёси, одого из крупнейших японских художников и мастеров цветной гравюры конца периода Эдо (1603—1868), представителя жанра укиё-э. Перед вами ... реклама секс-шопа. Так это выглядело в Японии в 20-е годы 19-го века. В центре с гипертрофированным членом расположился не кто иной, как сам Колосс Родосский. Личность в Японии тех времён не очень известная, но с раскосыми глазами. А на картинках вокруг изображены эротические игры и забавы различных стран мира, откуда хозяин магазина якобы привозит сексуальные игрушки и, главное, афродизиаки, позволяющие достичь мощи и размеров Колосса.
Почему "якобы"? Оказывается, все страны вымышлены художником.
     

 
Дальше - больше. В прямом смысле этого слова.
На свитке изображены фаллические соревнования (Phallic Contest).
Зрители вокруг делают ставки и любуются битвой своих недосягаемых кумиров.
           


Развитие темы. Столики, подставки...
Тяжела жизнь чемпионов.
                       

         
Безусловно, эти гравюры стали одним из источников вдохновения фаллических фантазий Обри Бёрдслея.
 
 

       
Развлечение для тех, кому "нечего предъявить японскому народу".
На свитке - соревнование по "пусканию ветров" (The Wind Passing Competition).
                           

         
От всенародных забав переходим к повседневной жизни.
Бытовая сценка. На гравюре Исода Корюсай, художника 18-го века мастерa укиё-э представителя школы Нисимура-Исикава, изображена семейная пара, занимающаяся сексом. Младшенький с любопытством наблюдает за происходящим из папиных объятий, а мать в это время даёт урок каллиграфии старшему сыну.
               

               
На этой гравюре Исода Корюсай родители занимаются сексом под стук колотушки ребёнка. Он подглядывает за ними и одновременно задаёт правильный ритм. А маленький человечек, вольготно расположившийся на полу и внимательно следящий за происходящим, это знаменитый Mane'emon. Он шпионит за развлекающимися любовниками и описывает всё для широко-заинтересованной публики в эротических текстах, размещённых по краям гравюры.
                                           

 
Художник начала 19-го века Katsushika Hokusu. Гравюра называется "Предновогодняя уборка". Судя по всему, она тщательно производится во всех местах одновременно.


               
Следующая "нравоучительная" картинка Судзуки Харунобу, одного из лучших представителей живописи укиё-э, первооткрывателя цветной гравюры, называется "Трио. Вопрос предпочтения". Любовь втроём была не чужда японцам в 18-ом веке. Пока троица разбирается друг с другом, довольный муж похрапывает за низенькой перегородкой.
   
 
Утагава Куниёси, один из крупнейших японских художников и мастеров цветной гравюры конца периода Эдо, представитель жанра укиё-э. Гравюра называется "Остров на озере". Вода - символ женщины, остров на этой несколько сюрреалистической гравюре изображён в виде вагины. И "белеет парус одинокий..."
Парафраз на известную серию пейзажных гравюр "Восемь видов озера Оми".
   

Тема подглядывания и разглядывания в японской эротической гравюре была чрезвычайно популярна.
Знаменитый Кацусика Хокусай, автор таких известных серий, как "Тридцать шесть видов Фудзи" и "Тысяча видов моря".
Гравюра называется "Среди мешков риса".
По правую сторону от пары человек с фонарём, изучающий "процесс".
С левой типичные обитатели сюнго - животные, пародирующие людей.
Две мышки занимаются любовью по-человечески, а треья за ними наблюдает.


Кейсай Эйсен (1790 – 1848), японский  художник, представитель  укиё-э, специализирующийся на бидзинга (гравюры красавиц, исполненные на дереве). Зеркало используется в одноименной гравюре как полноправный предмет сексуальных игр.
                 

     
На этой гравюре наблюдение переросло в ленивое созерцание.
                 

               
Koikawa Shozan. Конец 19-го века. Гравюра называется "Erotic Games". Фантазия художника в сплетении эротики и юмора беспредельна. Впору организовывать сексуально-спортивные соревнования под олимпийским девизом «быстрее, выше, сильнее!».
           

       
Для желающих разглядеть подробнее привожу два фрагмента.
           




Следующие две гравюры середины 19-го века - образец социально-эротического протеста. На верхней самурай не только отбирает у крестьянина плоды трудов, но и использует его в непотребном смысле.
На нижней - сценка с таким же крестьянином, обличающая буддистского монаха-насильника.
         

         
Гравюра "Он настолько хороший любовник, что я могу спать спокойно" пародирует популярную в эпоху Эдо ироническую перепалку между художниками Эдо и Камигата (Киото и Осака), насмехавшихся над сексуальной потенцией друг друга. Гравюра сделана в стиле художника Эдо Kikukawa Eizan и высмеивает мужчину из Камигата.

         
На этой гравюре история мужчины, при жизни стеснявшегося и избегавшего женщин и заслуженно наказанного после смерти. В буддизме существует множество разновидностей ада, и художник Утагава Тоёкуни (1769–1825) создал преисподнюю для мужчин, воздерживавшихся от секса. В спец-аду беднягу встречают пламенеющие женские гениталии.
 

       
Только к середине 19-го века искусство эротической (а в строгом европейском понимании - порнографической) гравюры пошло на спад. Европа принесла в Японию христианскую мораль и искусство фотографии. Возросшая цензура и дешевизна снимков практически завершили историю Сюнга. Нам остаётся наслаждаться гравюрами прошлых веков.

Жизнь выставки, увы, скоротечна. Любые гравюры боятся света и нескромных взглядов и требуют уединения.
А уж эротические особенно!
Через полтора месяца эту экспозицию сменит другая на ту же тему и из того же собрания.
Спешите видеть, дамы и господа.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments