karga_golan (karga_golan) wrote in culture_il,
karga_golan
karga_golan
culture_il

Categories:

Повод перечитать «Пер Гюнта»

Реплика: вы давно Ибсена перечитывали, «Пер Гюнта», к примеру?
«Пер Гюнт» - поэтическая пьеса Ибсена – для современного читателя  длинна невероятно. Если проговаривать вслух - растянется часа на три, при чтении глазами тоже займет немало времени, а бегло этот текст не прочитать: столько деталей, приключений, аллегорий и ассоциаций, большей частью уже непонятных, потому читать надо, вооружившись энциклопедией нравов Норвегии времен Ибсена (и Грига в придачу). У Грига – симфоническая сюита, а у Ибсена – пьеса в пяти действиях.
Мелодия «В пещере горного короля» стала едва ли не главной у Грига, а свою усадьбу он назвал «Холм троллей». И вообще-то сюита «Пер Гюнт» была специально написана для одноименной пьесы Генрика Ибсена в 1875 году. Премьера постановки пьесы вместе с музыкой Грига состоялась 24 февраля 1876 года в Христиании, так тогда называли Осло. А премьера «Пер Гюнта» в Тель-Авиве прошла совсем недавно – в начале июля в постановке знаменитой и почитаемой Рины Иерушалми для ее театрального ансамбля «Итим», взятого под крыло Камерным театром. Этим спектакль «Итим» отмечает свое 25-летие - как написано в программке «четверть века постановок лучших образцов классики».


Меж тем, в наши дни укоренившейся энтропии и бессмысленного бега на месте за философским решением вопросов существования в условиях мышиной возни современности, считать «Пер Гюнт» лучшим образцом классики не то, что сложно -  можно, но несколько натянуто. Во-первых, кто читал «Пер Гюнта» - не в подростковом возрасте, а в последнее время? Не надо отвечать, результат более-менее предсказуем. Во-вторых, даже если и читали, и хотят и могут, то сосредоточенно следить за 3-часовым действием получится, только отъехав на длительный отдых с погружением в собственные мысли, или участвуя в каком-нибудь slow-fest. «Пер Гюнт» при его универсальности (как в любом классическом произведении) – это масса напластований, героев, времен, стран, культур, аллегорий, символов и ассоциаций, это нравоучительная мораль-притча о праве личности на свободу, о цене этой свободы, о выборе собственного пути, поиска истины и свободы (ряд перечислений можно продолжить).



Современному зрителю все это нужно подавать в активном действии, с музыкой, танцами и плясками – с раздражителями, ставшими уже необходимыми (но недостаточными – пьесу тоже подайте, хотя бы и в стихах). Музыка, пластика, видео, танцы, игра с предметами – все это в «Пер Гюнте» Рины Иерушалми есть – недаром она еще и хореограф, а вот о единстве места, времени и действия забудьте. Пер Гюнт в четырех лицах и возрастах, во множестве эпизодов и картин, как черт из табакерки ( как тролль из леса, гном из пещеры, пророк в пустыне) появляется на сцене в разных ипостасях, герой и антигерой одновременно, вызывая соответственно эмоции и отношение то положительно-жалостливо-участливое, то отрицательно-раздраженное. Спектакль запутан в точности по тексту, но Рина Иерушалми этот клубок все-таки распутывает вместе с 12 актерами ансамбля «Итим» и сподвижниками – сиречь художницей по костюмам Йеудит Ахарон (недавно получившей  статуэтку Театральной академии), консультантом по движению Мариной Белтовой, Ави Йона Буэно (Бамби) - художником по свету, композитором Ави Балали, специалистом по видеоэффектам Эйданом Леви. И теперь через точку, а не через запятую: Дорон Тавори в роли Пер Гюнта-главного, то есть в роли совести и осмыслителя сказанного в поэме и происходящего на сцене; Омри Равэ – Пер-Гюнт юный – прекрасный, экспрессивный, замечательный и легко делящийся своей энергией молодости; Ишай Бен-Моше – Пер Гюнт в зрелости, примеряющий рясу монаха. И Пер Гюнт - пророк и безумец - это часть жизни экзистенциалиста и личности блудного сына из норвежской сказки, перенесенный в стык веков 19 и 20-го, досталась Эльхаю Леви.



В спектаклях Рины Иерушалми движения, хоровод актеров всегда затягивают зрителей в глубь сцены и вглубь происходящего на сцене: взмах рук – и вы внутри. Пластика – на высоте. Впрочем, как и музыка, и видео – и чуждое и нужное. Рина Иерушалми себе не изменяет – она смела и дерзка: поставить эпопею «Пер Гюнта» в полном варианте, без купюр,  но и без пафоса – задача не из простых для театра вообще, а спектакль столь концентрирован и насыщен, что становится театральным подвигом поиска в универсальной символики борьбы уродства и красоты в постмодернистских норвежских приключениях.  Но  если отвлечься от тонкостей текста перевода Дори Парнаса и пуститься с Пер Гюнтом по волнам безумств и авантюризма,  отдаваясь течению пьесы, как и сам Пер Гюнт в первой сцене отдается воле волнам, то через три часа, когда действие выносит в душную реальность августовского Тель-Авива, немедленно хочется вернуться обратно в сказку - пусть странную, иногда тяжеловесную, иногда непонятную и ускользающую – но в сказку, в мире истины и свободы которой удалось побывать. Сказку, напоминающую и movie-road, и запутанный детектив, и несколько-сезонный   сериал. Придется пойти на компромисс и перечитать «Пер Гюнта». Ведь и сама пьеса - это рассказ о компромиссе с реальностью. Нам всем и все время приходится с реальностью мириться, а Пер Гюнт создавал ее для себя, хотя и попал в какой-то момент к безумцам в гости: сцена в сумасшедшем доме – одна из лучших в спектакле, как и вздымающиеся волны серой пучины в океан в начале действия, героя не поглотившие, а выбросившие обратно в жизнь новой драматургии, новой «драмы», одним из зачинателей и был великий моралист норвежец Генрик Ибсен – творец новой «сцены».

Cайт  Камерного театра
Страница ансамбля "Итими" в фэйсбуке
Сайт ансамбля "Итим" - http://www.itim-theatre.com/

Маша Хинич. Фотографии Нили Маман предоставлены пресс-службой Камерного театра.

Tags: театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments