karga_golan (karga_golan) wrote in culture_il,
karga_golan
karga_golan
culture_il

Ваза с цветами за одну десятитысячную секунды

Что такое искусство? Блеф, мистификация, манипулирование или дань моде? Эти вопросы задают художники, кураторы и зрители – если не спешат. Пока можно не торопиться - выставка израильского фотографа Ори Гершта «Осколки» в Тель-Авивском музее продлится до 30 мая. Выставка об отношении ко времени, памяти, теории большого взрыва и влиянии фотографии на живопись. Именно так: потому что влияние живописи на фотографию – уже исторический факт, а обратный процесс начался в исторических масштабах недавно.

Фотошоп был изобретен пару с небольшим десятков лет назад. С тех пор мы перестали верить фотографии. Почти перестали. А вот можно ли верить живописи? «Нет, - отвечает куратор выставки д-р Дорон Лурье. - Посмотрите на эти натюрморты. Очень красивые и изысканные, но в одном букете собраны цветы, которые не могли цвести одновременно, не могли быть все одного размера и даже не росли в одной стране. Такой букет дань моде 17-го века, не более». Но этот фальшивый натюрморт привлекателен и красив и мы любуемся им. Любуемся, восхищаемся и платим деньги за вход в музей, чтобы на него посмотреть и оценить. Посмотреть не на сам букет, а на его изображение на холсте, оценить мастерство и талант. А то, что такой букет не мог существовать в природе, мало кого волнует по прошествии трех с лишним столетий после того как художник перевел реальность в краски на полотне.

Волнуют же нас концепции, критерии и новые идеи. Каковы критерии в современном искусстве? Ори Гершт - израильский по рождению фотограф, давно живущий в Лондоне, считает, что критерии искусства это – память, отношение ко времени и осмысление тщания попыток запечатлеть действительность.
Его работы на выставке «Осколки» – это переписка со старыми мастерами, осмысление истории через фантазии и изменчивую реальность. Часть работ Гершта в Тель-Авивском музее искусств – это преобразованные натюрморты Яна Брейгеля-старшего, увиденные им в Венском музее истории искусств «Konstaistoriszmozaum» (эти натюрморты выставлялись в Тель-Авиве два года назад на выставке «Династия Брейгелей»). Работы Ори Гершта – фотографии, сделанные с выдержкой до одной десятитысячной доли секунды, обработанные и наложенные друг на друга с определенной сдвижкой. Фотографии не самих цветов, а искусственных копий, которые Гершт изваял из пластика, скопировав вазы Брейгеля, поместив затем их между зеркальных стен, взорвав вазы направленным взрывом и запечатлев – внимание – не сам момент взрыва, а отражение этого момента в зеркальных разлетевшихся поверхностях, амальгама которых в ту самую десятитысячную долю секунду покрылась патиной трещин.

«Можно ли действительно увидеть реальность? Насколько правдиво ее отражение?» - такие вопросы задает фотограф Ори Гершт, а куратор Дорон Лурье конкретизирует: «снимок зеркала в зеркале – это истина?». Да, истина – в ту самую десятитысячную долю секунды, или в тот момент, когда мы смотрим на эти фотографии – огромные, глянцевые, красивые и таинственные. Что на них изображено – не совсем ясно с первого взгляда, но истина бывает расплывчата. В любом случае это не точное отражение реальности – как и на картинах с невозможными букетами, с живыми цветами, которые скоро увянут - в жизни, не на полотне.

Увядание и смерть, разрушение и память, забывчивость и воспоминания – темы, волнующие Ори Гершта. «Камера ловит момент, который тут же уходит. Как запомнить то, что было, как описать прошлое?» - спрашивает Гершт и переводит разговор на развитие антисемитизма в имперской Вене начала 20-го века, а потом на то, как его тесть, будучи подростком, провел полтора года в пещере в лесах Украины, скрываясь от фашистов: «Я бродил по роскошным залам венских музеев и вспоминал рассказ отца моей жены. Позже я поехал на Украину и снял тот лес, где прятался мой тесть. Высокие ровные сосны, солнце, тишина. Ничего не говорит о смерти, царившей тут, о пережитых тут ужасах. Реальность сегодняшнего дня не напоминает о прошлой истории. На том, что мы видим, нет следов ушедшего».

Размышляют ли об антисемитизме и Катастрофе те, кто сегодня посещают художественные музеи? Исчезновение истории и сиюминутность реальности привели Гершта к серии снимков со взрывами цветов – и натуральных, но замороженных, между которым он размещал пакетики со взрывчатым веществом (то были «живые» копии натюрмортов художника 19 века Анри Фантен-Латура, современника импрессионистов, во многом опиравшегося на традиции голландской живописи 17 века) и цветов искусственных, слепков с картин Яна Брейгеля-старшего, взорванных динамитом в зеркальном окружении. «Куда исчезает время?» - основная тема выставки «Осколки», над серией работ для которой Гершт работал в Лондоне несколько лет

Ори Гершт, родившийся в Тель-Авиве в 1967-м году - востребованный и известный фотограф. Юношей он уехал учиться в Англию, где и живет по сей день. Широко разошлись по миру его работы «После войны», сделанные Сараево в Югославии. Его фотографии и видео-арт демонстрировались во многих крупных музеях мира, в музее Израиля, в престижных галереях. Музей Гугенхайма приобрел его работу «Unknown Land».

Oри Гершт исследует границы истории и памяти, фотографии и технических ограничений, или, точнее, бескрайние возможности технологий, новшеств, оптических иллюзий и соотношения о изображения и реальности. Что создают художники – новую реальность или новую утопию? Аллегорию динамита или неизбежность смерти? Как выйти в прошлое через деформированные фрагменты? Гершт взрывал реплики, слепки цветов, фиксируя этот процесс на несколько камер высокой четкости (HD 2500 кадров в секунду), используя специальные объективы, усиливающие эффект отражения. Человеческий глаз не улавливает, что происходит в момент взрыва, но современная техника помогает нам заглянуть за этот порог. Зеркальная пыль клубится, создавая непредвиденный поток отражений. На фрагменты и осколки можно разбить не только жизнь, но и смерть. Но творец не всегда предвидит результат. Попытка манипулировать темой скоротечности и неизбежного увядания обернулась красотой вида разлетающихся осколков стекла под неизбежное «Все суета сует» между прошлым, будущем и интеллектуальными упражнениями на тему классической живописи и фотографии в метафоричной попытке растянуть тревожное время на оси взрыва, в попытке увязать хрупкую красоту формы с потерей.





На выставке "Осколки" также демонстрируется три видеофильма – замедленное движение взрыва, в том числе и известнейшее видео Гершта «Гранат» - испанский классический натюрморт, в который влетает пуля, и зерна граната за 45 секунд преобразуются в кровавые капли. Пуля «взрывает» классический натюрморт: кто-то видит в этом попытку переоценки живописи, другие увязывают «испанский» натюрморт с изгнанием евреев из Испании, третьи пытаются разгадать игру с растянутым мгновением. А может это просто красиво?

Ори Гершт. «Осколки». Куратор – Дорон Лурье.
Выставка продлится до 30 мая 2015 года (открытие выставки было приурочено к вручению Ори Гершту приза фонда Наты Душницки-Каплан - Nata Dushnitsky-Kaplan Foundation).
Сайт Тель-Авивского музея – http://www.tamuseum.com
Часы работы: воскресенье – закрыто, понедельник, среда, суббота - с 10.00 до 18.00; вторник, четверг - с 10.00 до 21.00, пятница - с 10.00 до 14.00.
Страница Тель-Авивского музея в фэйсбуке - https://www.facebook.com/tamuseum
О выставке на сайте Тель-Авивского музея - http://www.tamuseum.org.il/he/about-the-exhibition/ori-gersht-slivers
Ори Гершт рассказывает о своей работе - https://vimeo.com/114044472

Маша Хинич. Фотографии экспонатов выставки предоставлены отделом по связям с прессой Тель-Авивского музея искусств

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments