karga_golan (karga_golan) wrote in culture_il,
karga_golan
karga_golan
culture_il

Category:

Зимний джаз на Красном море

Во второй половине февраля Эйлат вновь заживет по законам современного джаза: концерты, мастер-классы, джем-сешны и нечто совсем уж интимное, с туманной формулировкой «не только о джазе». Съезжаются на фестиваль «Зимний джаз на Красном море» довольно нестандартные музыканты с разных концов света, преимущественно из Европы (что похвально), которых зорко высматривает уже пятый год подряд худрук Дуби Ленц – известный израильский радиожурналист, редактор армейской радиостанции Галей ЦАХАЛ, ведущий программ, посвященных музыке мира. Ну а поскольку он питает явную слабость к этноджазу, представители этого направления в фестивальных программах, как правило, доминируют. И еще: музыкальная тусовка в Эйлате не имеет ничего общего с джазовым мейнстримом, декларируя свободу от любых рамок.

Том Уэйтс в юбке


Фото: Alvi Mitchell

Американская певица и мультиинструменталистка с обостренным чувством юмора Рашель Гарнье споет и сыграет на рояле и аккордеоне – в тандеме с контрабасистом Тимом Люнцелем. В родном Нью-Йорке Рашель называют «a certified free spirit» и «diva with a difference», а также «Томом Уэйтсом в юбке» – учитывая выразительную хрипотцу ее голоса. Свободный дух и вправду доминирует в жизни 49-летней музыкантши, в юности жившей в цыганском таборе, бродяжничавшей по испанскому югу, выступавшей в нью-йоркской подземке и в городских парках, а позже – в клубах, пабах и художественных галереях. Стиль письма, характерный для ее песен, возник под влиянием всей той путаницы, что присуща городу Большого Яблока: фанк и самба, клезмер и традиционный джаз, блюз и world music. Вникнув во все это, вы поймете, отчего автор оных песен ответственна за музыкальное оформление сериалов вроде «Секса в большом городе», а также спектаклей и мюзиклов, числящихся по разряду авангардных. «Грань между комическим и трагическим очень тонка, – отмечает Рашель Гарнье. – В идеале песни, которые я пишу, балансируют на натянутом канате. Я не знаю, что лучше – смеяться или плакать, и хорошо ли это вообще. Уютнее всего я чувствую себя в пространстве между этими двумя состояниями. Что касается песен, то они могут либо обрести вечную жизнь, либо кануть в небытие – поймать их в ловушку с помощью записанного диска вряд ли удастся. Мне мои песни представляются жуками, вплавленными в янтарь – этаким изящным украшением с позолотой».

Квартет кларнетов


Фото: Lukas Kaderabek

Чешский квартет Clarinet Factory (три кларнета плюс бас-кларнет) вырос на почве классической музыки: четверка создает мультижанровые коллажи, искусно вкрапляя цитаты из произведений Баха, Дворжака, Сметаны и Стравинского и соединяя их с джазом, минимализмом, электронной музыкой, фанком, роком, new age и world music. Обнаружив когда-то, что слияние четырех кларнетов рождает особенный звук – мягкий и успокаивающий, а также весьма эластичный, Clarinet Factory принялись экспериментировать, добавляя к своей «музыке без границ» новейшие технологии и вовлекая в действо публику, исполнителей из сопредельных жанров, а также целые симфонические оркестры. Их умение создавать атмосферу не прошло стороной: они сочиняют музыку для кино, театра, балета, придумывают мультимедийные аудиовизуальные перформансы и не устают повторять, что сегодня им недостаточно просто играть музыку и тем более недостаточно ее записывать. «Мы хотим быть ансамблем, которому есть что сказать – но никак не музеем».

Фламенко-пианист и Паганини контрабаса


Фото: VPV

Испанский пианист Давид Пенья Дорантес с французским контрабасистом Рено Гарсия-Фонсом представят на фестивале программу, породнившую джаз и фламенко. Те, кто ассоциирует музыку фламенко исключительно с гитарой, откроют для себя действительно нечто новое, ибо Дорантес переносит на клавиатуру и характерные гитарные штрихи, и даже веерное расгеадо. Поначалу он, кстати, пробовал играть на гитаре, но затем осознал, что фортепиано и есть то, что способно выразить его понимание искусства фламенко, когда для исполнения используются лишь суставы пальцев и ладони. В 22 года уроженец Севильи дебютировал в королевском дворце в Мадриде перед августейшими особами, а год спустя выпустил первый альбом – с благословения сэра Иегуди Менухина. В свои композиции Дорантес вносит импрессионистскую нотку, создавая алхимическую смесь из Дебюсси, фламенко и джаза (сам он называет себя «ученым фламенко-композитором»). Любопытно также, что 46-летний Дорантес из года в год удостаивается той или иной награды – за лучшую музыку, за лучшее исполнение, за лучший саундтрек к фильмам Карлоса Сауры и т.д.

Второй участник диалога – Рено Гарсия-Фонс, превративший контрабас, который в джазе чаще всего остается на вторых ролях, в самоценное явление. Не избежав прозвища «Паганини контрабаса», Рено добавил к своему инструменту пятую струну – хотя при его феноменальной пальцевой технике и специфической манере игры смычком (оттого контрабас звучит порой как виолончель, порой как альт, а порой и как целая струнная группа) мог бы обойтись и четырьмя. Басовитый инструмент у Гарсия-Фонса поет и танцует – то под звуки музыки Средиземноморья, то под музыку африканскую, арабскую или индийскую. 53-летний парижанин, не знающий испанского, свято чтит свои каталонские корни – очевидно, именно этим объясняется его тяга к фламенко, которую он охотно разделит с Давидом Дорантесом во время грядущих концертов.

Цыганская вольница


Фото: Patrick Martineau

Наследник традиций Стефана Граппелли, молодой французский скрипач Матиас Леви выступит в Эйлате с гитаристами Себастьеном Гино и Самуэлем Струком. Вслед за мэтром Граппелли, Леви эксплуатирует арсенал джаза мануш (jazz-manouche) – европейского направления джаза, известного также как цыганский свинг (gypsy-swing). Примеряя на себя интонации старшего коллеги, в собственных композициях Леви уделяет особое внимание мелодии – как правило, чувственной и очень эмоциональной, флиртующей с джазом, роком, фолком и даже классикой. Цыганская тема, однако, преобладает – не случайно именно ему заказал саундтреки для своих лент «Свобода» и «Империя волков» французский режиссер цыганского происхождения Тони Гатлиф, воспевающий вольную жизнь цыган и философию бродяжничества. На Красном море Матиас Леви представит программу «Hommage à Stéphane Grappelli» – нелишним будет заметить, что на конкурсе имени Стефана Граппелли 2011 года молодой скрипач был удостоен Гран-при.

Джаз с оперным уклоном


Фото: Andrea Boccalini

Итальянский трубач Энрико Рава, один из самых ярких представителей европейского фри-джаза, пожалует в Эйлат с квартетом (гитара – бас – барабаны). Когда-то Рава играл на тромбоне, но потом – как и многие прочие – услышал Майлза Дэвиса. И, как водится, стал трубачом. Ныне 76-летний патриарх итальянского джаза играет нечто среднее между би-бопом и авангардом, всякий раз пересочиняя себя заново и прирастая самыми разными молодыми музыкантами – по возрасту и по духу. Пару лет назад, не уместившись в ложе джаза, Рава пересел в оперную ложу – на его альбомах можно с удивлением обнаружить интереснейшие импровизации на темы арий и увертюр Бизе и Пуччини. Затем он увлекся наследием Майкла Джексона, назвал его «недооцененным героем, перфекционистом и гением» и посвятил ему записанный в Риме концертный альбом: по словам Энрико, он открыл для себя эту музыку лишь после смерти певца и теперь буквально одержим ею.

Вундеркинд из Индонезии


Фото: Signe Roderik

И, наконец, тот, о ком вы сможете сказать, что наблюдали его феномен в самом начале карьеры: 11-летний индонезийский пианист Джои Александер, в тело которого словно вселились души величайших корифеев джаза. «Этот мальчик заставит вас замереть с открытым ртом», – говорит Дуби Ленц. Да и то сказать: мальчик, который в утробе матери слушал Луи Армстронга, по-видимому, интуитивно ощутил глубинную суть джазовой музыки. В семилетнем возрасте он самостоятельно научился игре на фортепиано – и начал импровизировать, чем поверг в смятение собственных родителей. Быстро осознав, что у них растет гений, семья переехала из провинции в Джакарту, столицу Индонезии, где Джои успел выступить на множестве престижных фестивалей, а также очаровать Херби Хэнкока, Уинтона Марсалиса и Чика Кориа. Он уже играл в Линкольн-центре, подписал контракт с лейблом Motéma Music и сейчас работает над дебютным альбомом. Живет Джои Александер в Соединенных Штатах, выдавших ему специальную визу «для людей с исключительными способностями», и планирует остаться в Нью-Йорке, который считает джазовой столицей мира и городом неограниченных возможностей. «Когда я смотрю на рояль, я вижу перед собой целый оркестр, – признается Джои. – И просто начинаю играть то, что звучит у меня в голове».

Фестиваль будет проходить в течение уикенда, с 19 по 21 февраля 2015 года, в залах гостиничной сети «Исротель» в Эйлате. Дополнительная информация на сайте фестиваля. Заказ билетов по телефону *9080 или здесь.

Лина Гончарская, редактор сайта culbyt.com

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments