Eduard Markovich (luckyed) wrote in culture_il,
Eduard Markovich
luckyed
culture_il

Эффект постджазового присутствия. Контейнер #1

Дамы и господа.
Концерты 28-го Международного джазового фестиваля на Красном море позади. Имена джазменов архивированы в аккуратных виртуальных папочках фестивальной истории. Залы, составленные из корабельных контейнеров, разобраны. Известно ли вам, что у концертных залов эйлатского фестиваля только три стены.
А где же четвёртая? Море! И незримая "стена эта" - за спинами зрителей. Представляете, какой кайф получают музыканты? Сами признавались. И вот после фестиваля огромные металлические ящики фирмы ZIM отправляются в разные порты мира. Если где-нибудь во вселенной вы окажетесь рядом с таким, приложите ухо и прислушайтесь. Фестивальные контейнеры отличаются от остальных тем, что долго ещё вибрируют, излучая накопленную джазовую энергию. Свингуют потихоньку во Владивостоке и Сан-Франциско, Питере и Одессе. Но услышать этот удивительный звук дано лишь настоящим ценителям. Испытайте себя, дамы и господа.
Что же удивительное напоют вам контейнеры года нынешнего? Какие волшебные истории нашепчут?
Вон тому большому рыжему со ржавым пятном в углу посчастливилось побывать на двух потрясающих концертах Ли Коница.

   
-
Великий саксофонист в 1949-ом году вместе с Майлзом Девисом в составе легендарного нонета "Birth of the Cool" повернул стрелки истории джаза в новом направлении. Нынешний 87-летний возраст вовсе не препятствует ему жить полноценной музыкальной жизнью, гастролировать по всему миру и глядеть на нас с улыбкой мечтательного ребёнка. И совсем уж не помешало в трудные для нашей Страны дни приехать на фестиваль вместо...
     
Впрочем, какая разница, кого заменил этот музыкант, сам давно ставший историей джаза. Достаточно одного его присутствия, чтобы превратить любой фестиваль в ФЕСТИВАЛЬ.
Квартет Ли Коница дал в Эйлате два концерта. Абсолютно разные по настроению и программе. Даже величайший стандарт всех времён Body and Soul в первый день был исполнен всем квартетом,

а во второй маэстро захотелось сыграть его дуэтом с  пианистом.
Составы не совсем те,что мы слышали, но представление получить можно. И насладиться.

После первого концерта мы вышли ошарашенными. Мастер продемонстрировал всем, что такое настоящий джаз Cool, изобретённый в конце пятидесятых Майлзом Девисом. Это совсем иной стиль игры, где солист не довлеет величием своей техники и звучанием инструмента, а музыкальным пунктиром уносит слушателя в небеса, оставляя паузы для всевозможных со... (сопереживания, созвучия, сочувствия и в некотором роде даже соавторства). Ни с чем не сравнимое ощущение лёгкости и полёта. Во второй день всё звучало ещё мягче, лиричней, задушевней. Мгновения эти не забуду никогда.
       
Над нами звёздное небо, за спинами Красное море, ночной бриз охлаждает и сушит разгорячённую эйлатским солнцем кожу и заполняет паузы между звуками. Что-то шепчет контрабас Джереми Страттона. Ласково и нежно шелестит щёточками ударник Джордж Шуллер. Звенящая россыпь Флориана Вебера. И над всем этим негромко и вкрадчиво возносится в ночное небо голос саксофона Ли Конница.

 
 


С такой пронзительной чистотой и грустью,  что моя жена на концерте заплакала и даже не пошла в ту ночь на джем, что бывает крайне редко. Чтобы не расплескать.
Вот ещё один клип на прощанье. Знаменитый Solar Майлза Девиса.

Эта музыка останется с нами навсегда.

О встрече в маленькой комнате за сценой я написал в предыдущем рассказе. И даже фотографию повторю. К Ли Коницу зашёл в гости ещё один джазовый патриарх Доктор Лонни Смит.
               

Так они и сидели рядом, принимая знаки уважения и почитания от готовившихся к следующему концерту музыкантов квинтета Омера Авиталя. Первый, опираясь на саксофон, а второй - на металлическую палку. Я взял автограф у Коница в большом альбоме с чёрными страницами рядом с местом для его будущего портрета. Обычно делаю это при следующей встрече, показывая фотографию, но тут удержаться не смог. И, заметив взгляд Доктора, попросил подписаться и его.
     
- Но ведь страницы чёрного цвета.
- А у меня специальная "серебряная" ручка.
- Никогда раньше такой не видел...

                 
На мгновение один из величайших джазовых органистов всех времён Доктор Лонни Смит превратился в ребёнка. И с благодарностью принял ручку в подарок.
   
Впрочем, почему на мгновение. Ребёнком он и вышел на концертную сцену с гитаристом Йонатаном Крайсбергом и ударником Ли Пирсоном.






Только взгляните на озорство, хулиганство и наивность перемешавшиеся в его взгляде. Эйлатский бриз развевал седую бороду и пытался ухватить край туго намотанного чёрного тюрбана.
My Favourite things

           
Органиста почти не видно за огромным инструментом. Но вот он выходит к нам, опираясь на свою палку, перехватывает её поудобнее и та... начинает петь. 72-летний ребёнок нас перехитрил. Зрители повскакивали со своих мест и пустились в пляс вместе с лихим "дервишем"

     

Вот какие истории рассказал нам бывалый морской контейнер.
А люди, слушатели, зрители? Чем мы хуже железных коробок?
         
Возвращаясь из далёкого Эйлата на "Большую землю", приступая к работе, занимаясь домашними делами или встречаясь с друзьями, мы продолжаем лучиться ярким светом Его Величества Джаза. Учёные джазоведы провели эксперимент. Собрали в большой и очень тёмной комнате две контрольные группы людей. Побывавших на фестивале и лишённых этого счастья. Так вот, первых сразу можно было отличить по особому "джазовому" пульсирующему свечению. Всё зафиксировано на специальных свето и звукочувствительных плёнках. Феномен получил название "эффект постджазового присутствия".
Хотите верьте, а хотите - проверьте. Не за горами следующий фестиваль, дамы и господа.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments