Eduard Markovich (luckyed) wrote in culture_il,
Eduard Markovich
luckyed
culture_il

Джаз Балет из Монреаля - три истории любви

Louis Robitaille: Do You Like Tel-Aviv?
Dancers:                                       Yes!
Дамы и господа.
Именно с этого подслушанного за кулисами диалога и началось моё знакомство с BJM (Les Ballets Jazz de Montreal) - Монреальским Театром Джазового Балета. Театр, основанный в 1972-ом году с самого начала вобрал в себя элементы джаза и самые разнообразные стили современного и классического балета.
Танцоры разминались на сцене, готовясь к представлению. В полной тишине за закрытым занавесом. У каждого своя музыка движения, струящаяся из маленьких наушников. Сюрреалистическую тишину прервал художественный руководитель театра Луи Робитай, сам в прошлом прекрасный танцор, блондин, обладатель харизматической внешности и прекрасной фигуры,  один из "танцующих любимчиков» Квебека 1980-х годов. Это он формирует нынешний характер театра, добавляя к строгой классике и неуловимом джазу элементы театра, цирка , живописи и мюзикла и приглашая известных международных хореографов.
Робитай вышел на сцену, с любовью оглядел танцоров и задал вопрос, вынесенный в эпиграф. И получил от "своих детей" в ответ признание в любви к Тель-Авиву. Зачем? Почему? Наверное это случается и в других многочисленных странах и городах мира, где гастролирует балет. Этот вопрос-ответ как некий камертон, ключик, инструмент, оживляющий и согревающий. И я почуствовал мгновенную перемену настроения танцоров. Они заулыбались.  Начинался спектакль.

---
Не буду останавливаться ни на богатой призами и событиями истории театра, ни на обширнейшей гастрольной географии. А сразу перейду к главному. Самому представлению.
 
На первое изысканному вкусу зрителей был представлен балет французского хореографа Бенжамена Мильпье "Closer" ("Ближе"). На Нью-Йоркской премьере 2006-го года танцевала волшебная и чарующая Celine Cassone. Она же вышла на Тель-Авивскую сцену в дуэте с партнёром по BJM Alexander Hille.



Невероятно чувственный спектакль. Я бы даже сказал - преисполненный эротизма. Магнетизм двух тел, неодолимо тянущихся друг к другу и не могущих оторваться, насытиться близостью. Включены все чувства. Изучение, исследование, касания, взгляды, нежность, страсть, единение. Всё ближе, и ближе, и ближе... "Closer". Гармония музыки и движения.

Пятнадцать минут головокружительной любви под фортепианный шедевр MAD RUSH американского композитора-минималиста Филипа Гласса.


Несколько слов о хореографе. Бенжамен Мильпье родился в Бордо в 1977-ом году в балетной семье. Уже в восемь учится танцу у своей матери, а в 1992-ом пятнадцатилетний подросток начал балетную карьеру со сцены Нью Йорка. Танцевал в постановках блестящих мастеров (от Джорджа Баланчина до Мерса Каннингема). В 2001-ом году дебютировал с первой собственной постановкой в Лионе. С 2006-го - тесное сотрудничество и дружба с Михаилом Барышниковым. Череда успешных хореографических постановок на многих сценах мира. В 2010-ом получил звание кавалера Ордена искусств и литературы от французского министерства культуры. А в 2011-ом объявил о завершении своей карьеры танцовщика, и в 2013-ом был выбран новым директором Ballet de l'Opéra national de Paris, начиная с сезона 2014-ого года.
Переломным в личной жизни Мильпье стал 2010-й год. Он был приглашён кинорежиссёром Дарреном Аронофски в качестве хорографа и исполнителя роли принца в оскароносный триллер "Чёрный лебедь". Там он познакомился с  Натали Портман. "Closer". Знакомство переросло в помолвку ("Closer"), а помолвка - в счастливый брак. В июне 2011-го года у них родился первенец, получивший имя Алеф (первая буква ивритского алфавита).
Дамы и господа. В иврите ещё много букв. Ждём продолжения...
----------------

Второй балет - "Night Box" Вэн Вей Ванга. Хореограф родился, вырос и получил балетное образование в Китае, а в 1991-ом году перебрался в Канаду. Обладатель многих престижных международных наград, осуществляет постановки в разных странах. С 2003-го года руководит балетной труппой Wen Wei Dance. В представленном балете он приглашает нас в путешествие по тёмным улицам огромного города в окружении звуков, ритмов, прерывистой музыки и вспышек света.
Дуэты, трио, соло, весь асамбль ведут нас за собой по асфальтовым тропам и закоулкам к красным огням ночных клубов.

 

Под силуэтами небоскрёбов на заднем плане - странный и невнятный шёпот, электронное клокотание, тяжёлое прерывистое дыхание ветра мегаполиса, жёсткий энергичный язык молодых тел.

     

Это уже совсем другая  история, иной эротизм на грани агрессии. Но сквозь хриплые потусторонние голоса и бум-бумы в финале опять возникает влюблённая пара. Адам с хиповой стрижкой и Ева с красными косичками. Перекличка с "Closer"?
Уже и скрипки отзвучали. Но нежный танец продолжается в полной тишине.
Perpetuum Mobile Любви!
----------------

После антракта - третий заключительный и самый, пожалуй, увлекательный балет вечера. "Harry" Барака Маршаля.

 

Жизнь этого американо-израильского хореографа полна неожиданностей и крутых поворотов.
Сын известной израильской танцовщицы Маргалит Овед, родился в Лос-Анджелесе, изучал социологию и философию в Гарвардском университете, певец, выступавший со знаменитым виолончелистом Йо-Йо Ма и The Silk Road Project, преподаватель Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и талантливый хореограф-постановщик.

             

Фрагмент о превратности судьбы режиссёра из интервью, взятого у Барака Маршаля Машей Хинич:
— Вы стали танцором и хореографом в 25 лет благодаря печальному случаю в семье. Вы не учились танцу и хореографии профессионально. Как вы себя чувствуете в компании с танцовщиками и хореографами, получившими академическую подготовку – что они могут дать вам, а вы – им?
— Моя мать — Маргалит Овед, известная танцовщица и хореограф. С раннего возраста я путешествовал с ее ансамблем по США и чаще ночевал за сценой, чем дома. При этом родители активно занимались нашим образованием и водили меня и сестру на все концерты, спектакли и шоу. Я был настолько сыт культурной жизнью, что вовсе не собирался этим заниматься, в детстве признавал только футбол и немного музыку. Но в 1994 году мою мать назначили руководителем театра этнического танца «Инбаль» (спасать от финансового и прочих кризисов старейший в стране танцевальный ансамбль «Инбаль», балетный театр йеменского и сефардского танца, основанный легендарной иерусалимкой Сарой Леви-Танай еще в 40-е годы – М.Х.), и я по просьбе отца приехал вместе с ней в Израиль. Через некоторое время после нашего приезда скончалась моя любимая тетушка Лея. После шивы я зашел в студию «Инбаль» и неожиданно для самого себя начал танцевать – так выплеснулись мои эмоции, так родился танцевальный номер «Тетушка Лея», а я, абсолютно неожиданно для самого себя получил первый приз на конкурсе «Оттенки танца» в центре балета «Сузан Далаль», и это стало началом моей карьеры. До этого момента я хотел заняться для заработка — юриспруденцией, а для души – музыкой. После «Тетушки Леи» я поставил в Израиле балетные спектакли «Балкон Шошаны» на Фестивале Израиля и «Свадьба Эммы Гольдман» — о Красной Эмме, знаменитой анархистке первой половины XX века. Еще через 10 лет — «Monger» и «Rooster».
У формального обучения есть преимущества и недостатки. Я никогда не учился и поэтому не знал, что правильно, а что неправильно. И потому эпатировал, рисковал и искал иные пути способы создания балета. Но формальное обучение очень важно. Оно дисциплинирует и готовит тело к огромным физическим нагрузкам. Я не учился этому, и потому сломал ногу и вынужден был прекратить танцевать на 8 лет (в этот период Барак Маршаль преподавал литературу и историю в Калифорнийском университете, пел под виолончель и исследовал индийскую музыку – М.Х.).
Танцоры BJM – супер-профессионалы, их подготовка заставляет хореографов работать очень интенсивно. Единственное, чему мне удалось их научить – это то, что ошибаться не вредно, и что если их танец безупречен, то они теряют свободу выражения. Я всегда советую танцовщикам быть людьми, а не роботами, ошибаться, видеть в ошибках силу, а не слабость.
А вот фрагмент из этого интервью о самом балете:
— Название вашей новой работы – «Harry» – можно перевести и как имя собственное и воспринять как намек на вечную спешку. Судя по просмотренным роликам, эта работа состоит из множества фрагментов, образующих рассказ о современной жизни. Так ли это? Как вы подбирали музыку?
— Внутренние и внешние силы заставляют нас бороться с нашими желаниями, подавляют личность. Большая часть моих балетов рассказывает именно о самоопределении, о праве оставаться личностью. «Harry» — это история о человеке, который сопротивляется судьбе, богам, людям, жестокости и смерти ради того, чтобы быть с женщиной, которую он любит. Но это не трагедия – это история о надежде, рассказанная с большим юмором. Это и есть сюжет, но полностью я его ощущаю только через музыку. Для меня не существует танца без музыки. Чтобы подобрать музыку к Harry", я прослушал около 10 тысяч мелодий, и из них отобрал 20. Музыка – это оболочка моей драмы, под которой я разместил образы, истории, идеи, песни, жесты и движения, ставшие основой этого балета. Музыка невероятно влияет на все, что я делаю.

 

Начнём с музыки. В спектакле Барак сплёл паутину из зажигательных мелодий Горана Бреговича и арий Марии Калас. Сидней Беше соседствует со знаменитой  "Бай мир бисту шейн", Том Дорси и сёстры Андрюс с Balkan Beat Box.
В этой сети и запутался главный герой Гарри, пытаясь пробиться к своей возлюбленной через мыслимые и немыслимые препятствия. За решение неразрешимых задач приходится платить самую высокую цену - жизнь. В ярком музыкальном балете-спектакле-феерии-мюзикле отсутствуют жанровые границы. Актёры не только танцуют. Они разговаривают, общаются с залом, поют, спорят.
А смерть носится по сцене в поисках жертв. Ведь это самое простое и надёжное разрешение спора. Она пляшет под музыку обернувшись красными воздушными шариками.

 

Так просто убить оппонента. Хлоп, и нет человека.
Хлоп-хлоп, и сцена пустеет. Лишь взбаламученный воздух вьётся белыми облачками талька.
Один из диалогов над телом, прикрытым простынёй:
Мужчина:   Он сейчас танцует в лучшем месте.
Женщина: Нет лучших мест.
М.            : Ты не веришь в загробную жизнь?
Ж.            : Я верю в физику.
М.             : Тогда в твоей жизни нет места надежде.

 

Надежда как оправдание смерти. Чудесный способ, дамы и господа.
И, пожалуй, кульминационный момент спектакля, показывающий до какого абсурда могут дойти человеческие взаимоотношения и к какой трагедии привести. На троне из человеческих тел лениво развалилась парочка. Ладони над головами призраками корон. Дебильные и до ужаса узнаваемые голоса инфантильных недомерков.
- Дорогой, мне скучно.
- Что ты хочешь, сладкая?
- Придумай что-нибудь...
- Ну что, что?
- Я сама не знаю. Скучно. А можешь устроить для меня войну?
- Всё, что пожелаешь, любимая.
И начинается война, где гибнут не романтические одиночки, а народы. Кровавая тень балканской бойни витает над сценой.



Но жизнь всё равно побеждает, и любовь бессмертна.
Яркий финал, дамы и господа.


 
Tags: Тель-Авив
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments