Артур Клява (aklyon) wrote in culture_il,
Артур Клява
aklyon
culture_il

Category:

«Ентл» в Камерном театре – Башевис-Зингер-2010, облегченная версия

В фойе Камерного театра в Тель-Авиве висит афиша нового спектакля «Гетто» по пьесе Йегошуа Соболя.

На этот спектакль я не пойду никогда. И не потому, что тема тяжелая.

А потому что из самого плаката с этими вот людьми, смотрящими на меня пристальным взглядом, «смело так» или, наоборот, «исподлобья», мне, как «будущему» зрителю ясно: спектакль этот, скорее всего, плохой, будет там штамп на штампе, ничего нового, никакой пищи для чувств или для размышлений этот материал мне не предоставит.

А вот ролик-«промо» спектакля «Ентл».

Возможно, посмотри я его перед спектаклем, я бы тоже на него не пошел.

Но, вместо этого, я перечитал рассказ Башевиса-Зингера (не лучший его рассказ, надо сказать) и отправился на спектакль.

В принципе, уже в самом этом коротком рекламном ролике прекрасно видны все достоинства и недостатки этого представления, о которых я собирался подробно писать.

У Ольги Шур-Селектар, исполнительницы главной роли, Ентл-Аншель, действительно, прекрасный, сильный голос. Весь спектакль она замечательно держит пластику безбородого юнца-ешиботника: в этом она, что называется, не соврала ни разу.

Далее, спектакль оформлен хорошо, красочно. Все очень чисто и грамотно: двух-уровневые декорации, грамотно поставленные мизансцены, позволяющие ощутить и толпу, и место главных героев в ней. В хореографии Йехезкеля Лазарева можно найти несколько интересных решений: мне понравился танец с чемоданами, частично попавший в ролик, и красивая находка – общий поклон, когда фалды мужских фраков раскрываются, а женские платья слегка приподымаются – это смотрится выразительно. Увы, хореографическое решение спектакля достаточно однообразно.

Впрочем, как, замечу, забегая вперед, – и режиссура. Поэтому с какого-то момента смотреть спектакль становится скучно: ты уже понимаешь, что здесь они станцуют, а сейчас Ольга споет. В действии все понятно, глаз «замыливается», смотреть на сцену становится просто неинтересно.

А в общем, все чисто, грамотно, профессионально. Вот только непонятно – зачем.

Хотя – вот тоже: два слова по поводу профессионализма. Обратите внимание на диалог Ентл и продавца книг (сценка попала в ролик):

Ентл: «Я хочу именно эту книгу».
Продавец: «Священные книги – не для женщин».
Ентл: (жест рукой) «Почему?».
Продавец: «Потому что так написано».


Ах, если это была бы пародия! Или – мюзикл, с запоминающимися ариями. Или даже опера с прекрасной музыкой, где царствовал бы сильный голос главной героини. В общем – если бы это был один из этих жанров, где игра актеров, по тем или иным причинам, уходит на второй план.

Но ведь создатели спектакля представляют его именно как драматический музыкальный спектакль.

И вот тут я начинаю серьезно беспокоиться за уровень профессионализма… кого? актеров? режиссера? А может быть того израильского театрального мейнстрима, который представляет Камерный театр?

Ибо – когда на сцене человек, убеждая в чем-то своего партнера, картинно поворачивается от него к публике, или вот так вот делает широкий жест рукой при слове «почему?», «психофизика» которого ускользает от меня, а интонация самого вопроса такая, что я, что называется, «не верю»…

…это выглядит как пародия. Или голливудский фильм. Или что-то еще… но никоим образом не тот уровень игры на сцене, который в начале ХХI века побудит меня, зрителя, по-настоящему сопереживать актерам, проникнуться той историей, которую они мне рассказывают.

А про что, собственно, история-то?

В рассказе «Ентл-ешиботник», помимо самой фабулы, есть, такие, намеки, что ли, на возможные интересные интерпретации, интересные театральные ходы. В то время, как фабула рассказа очень сильно «пробуксовывает» на месте, да и построена-то она вокруг одних и тех же действий: пошел-встретил-помолился-помолвлен-развелся-женился-бросил…, в рассказе есть темы, очень типичные для самого Башевиса-Зингера: что происходит, если в теле женщины проявляется мужчина, какой мистический смысл в этом есть, как подобное открытие может будоражить и человека, и саму еврейскую общину, к которой он принадлежит. Наконец – что такое «запретная любовь», и – когда мы любим кого-то – что, на самом деле, мы любим в нем.

Это я сейчас рассказ анализировал. В спектакле же никакого вот этого «второго плана» нет, а все терзания героев по поводу того, что они находятся не на своем месте, выглядят мелкими и ненастоящими: им никак не сопереживаешь из зала. Плюс ко всему «страдания» главной героини подчеркиваются музыкальными кусками, которые она поет в свете прожектора. О характере этих музыкальных кусков прекрасно можно судить по ролику: если не ошибаюсь, именно такая стилистика проявления отношений между людьми и называется «пошлостью».

Живой оркестр за сценой играет веселую, не запоминающуюся музыку, главная героиня прекрасно поет и хорошо выглядит, ее возлюбленный – высокий красивый мужчина-мачо, все весело танцуют, а в промежутках поют про любовь-морковь.

Есть выражение на иврите для стандартной реакции публики, которое может включать в себя все что угодно: от – «мило провели время», до – «это было настолько омерзительно, что не хотим обижать». «Нээнэну». При этом – диапазон реакции широкий, а вот сами чувства, как правило, мелкие, не особо запоминающиеся.

Что ж, я тоже, в каком-то смысле, «нээнэти». Только скучно мне было практически сразу. А так – все мило, симпатично. Только пусто. Такой – «Башевис-Зингер-2010, облегченная версия». Не более того.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments