karga_golan (karga_golan) wrote in culture_il,
karga_golan
karga_golan
culture_il

Categories:

Яков Агор – фотограф

Лица, эмоции, взгляды, характер - фотографу Якову Агору удавалось передавать на простых черно-белых небольших снимках глубоко запрятанную суть людей. Он был добр и по-доброму глядел на этот мир – он, вся семья которого погибла в Катастрофу. Люди открывались ему и не позировали перед объективом его камеры, а просто проживали то самое мгновение.

47cab8c65dc73989120d9f5bb90b55bb_agor_L.jpg Яков Агор. Автопортрет

В старых черно-белых фотографиях есть свой тайна, сила притяжения, обаяние. Почему эти фотографии всегда интересны? Простые, без эффектов, без ухищрений и технических новшеств, от которых скоро лопнет всемирная сеть, насыщенная фотографиями качественными, но абсолютно безликими.

В одном из нижних залов Тель-Авивского музея искусств расположена небольшая выставка – 40 черно-белых фотографий и экран, на котором мелькают слайды – ретроспективный подбор еще пары сотен снимков. Еще сто черно-белых фотографий собраны в книге "Яков Агор – фотограф", изданной к открытию одноименной выставки – первой музейной ретроспективы через 15 лет после смерти фотографа. Имя Агора мало что говорит неспециалистам, но он, родившийся в 1911 году в Ровно, считался одним из наиболее заметных в 1960-80-е годы израильским фотографом. Он был очень известным фотожурналистом, сотрудничал в начале 60-х с журналом "Ха-Олам ха-Зе", а позже – практически до конца 80-х годов - с газетой "Ха-Арец". Агора знали все интеллектуалы, актеры, музыканты, певцы, писатели, общественные и политические деятели тех лет. Он два десятилетия был придворным фотографом "Габимы", снимал театральные спектакли, балетные представления и концерты. Со многими из актеров и музыкантов дружил, портреты сотен из них сделал. Портреты, на которых человек проявляется абсолютно детально, как позитив является отпечатком всех деталей негатива.

Агору никто специально не позировал, эти фотографии – не постановочные кадры, они случайны. Агор умел угадать момент, угадать точно и на все времена, спокойно выждать, и потому снимки его – спокойные, а люди на них знают себе цену, уверены в себе, а иногда их лица кажутся вырубленными из камня, из базальта. Он умел поймать объективом игру света. Его темные, иногда почти черные снимки - необычайно выразительны и столь же деликатны. Агор никогда не пользовался вспышкой (за что его очень ценила Пола Бен-Гурион, не переносившая флэши), фотографировал, улавливая тонкие лучи света, и потому лица на его портретах всплывают из мрака, из густой махровой темноты к свету. Он умел показать человека, не тревожа его душу, будучи сам крайне деликатным.

eb78da323c3bcca4d1ca113432309309_agor_X_02.jpg Давид Бен-Гурион

b52acb39864254c8c79705e326b62e44_golda-meirs.jpg Голда Меир

207741a005986ee343ff30fc6d283de3_agor_X_04.jpg Игаэль Ядин

Для увеличения нажми на меня! Зубин Мета

Для увеличения нажми на меня! Йегуди Менухин

189d564afa613abcf2659c9a0dd85eb7_Avraham-Halfis.jpg Авраам Хальфи

0c38c07637ad7c231618c24770eaa144_agor_X_05.jpg Ханох Левин

Выставка "Яков Агор – фотограф" в полной мере подтверждает профессиональную репутацию Агора, не считавшего фотографию творчеством и потому не заботившегося о своем наследии и архиве, и в преклонном возрасте вернувшегося к живописи. Но одной выставки и одной книги мало, чтобы рассказать об этом человеке, снимавшего также Шестидневную войну и Войну Судного Дня, важные государственные мероприятия, демонстрации и парады, спортивные шествия, города развития, жизнь Тель-Авива, где он обитал, архитектуру. Известна серия его фотографий - снимки перезахоронения Зеэва Жаботинского, чьи останки были перенесены в Израиль в 1964-м году. Агор снимал все, что так или иначе можно было отнести к формированию облика "нового еврея". Свой архив он оставил в абсолютном беспорядке – десятки тысяч негативов, которые его сын Алекс после смерти отца передал в Израильский Центр документации Сценических искусств при Тель-Авивском университете. Архив долгие годы разбирали Шимон Лев-Ари и Дани Караван, друг Агора, ставший также со-куратором выставки, являющейся лишь верхушкой айсберга. Показать все работы Агора невозможно – ни в книге, ни на экспозиции, но можно немного рассказать о нем.

Его жизнь - спокойного делового фотографа, деликатного скромного человека - походит на детективную историю и одновременно типична для тех, кто репатриировался в Израиль из разных стран для того, чтобы создавать новую культуру. Какую? Это решалось по ходу дела.

Когда 47-летний Агор приехал в Израиль из Польши в 1958 году, ему было заявлено, что в таком возрасте фоторепортерами в периодических изданиях не становятся, что не помешало ему стать одним из наиболее почитаемых фотожурналистов Израиля, частью культурного истеблишмента. Через 25 лет работы его театральные друзья предложили ему издать альбом. За дело взялись известнейший драматург Нисим Алони, издательство "Масада", знакомые актеры, но альбом так и не вышел. Позже – в начале 2000-х годов - выпустить книгу с работами Агора пытались скульптур Дани Караван, называющий Агора гением, и ученица Агора фотограф Михаль Хейман. Книга вышла только сейчас – в 2011 году, и полторы сотни фотографий в ней размещены по пяти разделам. Первый - семья, жена Елена и сын Алекс, ныне живущий в США и приезжавший на открытие выставки. Второй - портреты интеллектуалов и общественных деятелей. Здесь хочется описать каждый снимок: от восхитительного портрета Ханы Ровиной до молодой Шуламит Алони, попыхивающей пахитоской. От снятого вполоборота ссутулившегося Бен-Гуриона до юного, сияющего Ханоха Левина. Голда Меир, Моше Даян, Авива Ури, Шай Агнон, Ури-Цви Гринберг, Менаше Кадишман, Аба Эвен, Лева Элиав, Ури Авнери, Нисим Алони, Зубин Мета, Йегуди Менухин, Ури Лифшиц, Авраам Хальфи.

2afcbb17d11171b5dd9decb06518c38b_agor_X_07.jpg Жена Елена и сын Алекс

Далее – театральные и балетные представления за четверть века. Исторические события и войны Израиля и жизнь города - Тель-Авива. Статьи в книге написаны известным израильским фотографом и историком фотографии Гаем Разом и Шимоном Лев-Ари, разбиравшим архив Якова Агора. В подготовке книге, как уже было отмечено, участвовали и Дани Караван, и второй со-куратор выставки профессор Шимон Сандхауз, и Михаль Хейман, организовавшая еще в 1991 году показ работ Агора в школе фотографии "Камера-Обскура" через 32 года после его предыдущей выставки в 1959 году. Еще один показ его фотографий был в "Габиме", когда в 1978 году по случаю 60-летия театра, фойе "Габимы" было украшено его снимками.

Как и его отец, Алекс Агор никогда не учился фотографии формально, но уже в возрасте 21 года в 1969 году представлял Израиль в Париже на биеннале молодых художников вместе с Бени Эфрати и Рафи Лави. Из Парижа Алекс уехал в Лондон, сотрудничал со многими изданиями, а позже переехал в Нью-Йорк и стал снимать мир моды. Алекс Агор так говорит о своем отце: "Он был необычным человеком и необычным фотографом. Он никогда не думал о себе, только о том человеке, которого фотографировал – о его характере, настроении. Он умел понять любого, понять молча – и потому его фотографии говорят куда больше слов. Все его работы - о людях и о жизни. Он не очень заботился о том, чтобы сохранить свои работы. Сегодня все сразу печатают огромные цветные снимки, он же делал небольшие черно-белые отпечатки, технически ничего не представлявшие, но редчайшего художественного качества".

Для увеличения нажми на меня!

Для увеличения нажми на меня!

Для увеличения нажми на меня! Тель-Авив

Агор родился в 1911 году в Ровно на Украине под именем Игорь-Яков Гольдфарб. Через пару лет его семья переехала в свободный город Данциг. Когда ему было 12 лет его родители переехали в Эрец-Исраэль, Яков учился в Хайфе в реальной школе и позже в гимназии "Герцлия" в Тель-Авиве. Через три года семья вернулась в Данциг, где он закончил гимназию, после чего начал изучать живопись в Нюрнберге, а фотографировать Агор умел с 8 лет благодаря старшему брату, увлекавшемуся фотографией.. С началом Второй Мировой войны его семья уехала из Германии в Польшу, Агор же бежал в Россию, работал художником и декоратором на киностудии, а заканчивал войну офицером Польской армии. Вся его семья погибла в Катастрофу.

После окончания войны Агор оказался в Польше и сразу был послан в Берлин искать в Германии оборудование для Польской Национальной школы кино в Лодзе. Он также работал техником-лаборантом в фото-агентстве Польши, позже стал независимым фотографом. В Лодзе он встретил свою будущую жену – танцовщицу Хелену Воланскую, которую до войны звали Сара Левкович. Сара сменила имя и смогла выжить в Катастрофу. В 1958 году через два года после того, как Агор участвовал в выставке World Press Photo в Амстердаме, они репатриировались в Израиль и сразу попали в транзитный лагерь "Пардес Рубин". Их единственный сын Алекс говорил, что одной из причин репатриации были опасения матери за их жизни, если бы они остались в Польше.

Агор познакомился с журналистами из газеты "Аль ха-Мишмар" и уже в 1959 году была устроена его выставка в Доме журналистов "Бейт-Соколов" в Тель-Авиве. Тогда его назвали "значимым поэтом фотографии". С января 1960-го года в оборот была введена вместо прежних "прутот" новая монета – агора, и Агор ивритизировал в связи с этим свою фамилию. Далее - 25 лет работы в израильской фотожурналистике. В возрасте 75 лет он вернулся к занятиям живописью и рисованием – к тому, что считал настоящим искусством в отличие от фотографии. Агор не особо интересовался развитием фото-технологией, больше заботясь о кадре и образе. Он был крайне деликатным человеком и никогда не ставил людей в неловкое положение. Когда в еженедельнике "Ха-Олам ха-Зе", специализировавшемся на разоблачительных статьях, нужны были снимки для "желтых" текстов, редактор Ури Авнери посылал на задание другого фотографа.

Через месяц после смерти жены, Агор решил "укоротить свою жизнь" и оставил следующее письмо: "Дорогие друзья! Я надеюсь, что у вас все хорошо и вы здоровы! Я же вас покидаю – не хочу умирать немощным в пеленках. Я вас всех люблю, в особенности Алекса и моих близких друзей. Простите меня за плохой почерк, но я практически слеп. Я хочу присоединиться к моей жене Елене. Свое тело после смерти завещаю науке. Яков Агор, 1996 год". Ему было 85 лет. Сейчас, через 15 лет после смерти этого замечательного фотографа, нам предоставлена редкая возможность увидеть его снимки в музее.

Выставка "Яков Агор – фотограф" продлится до 9 октября 2011 года Сайт Тель-Авивского музея искусств - www.tamuseum.com.

Маша Хинич

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments