karga_golan (karga_golan) wrote in culture_il,
karga_golan
karga_golan
culture_il

Михаил Горевой: Смотрите хорошие спектакли!

Подсмотрено на сайте zakulisami.co.il

“Ну, тупы-ы-ы-ые!..” – расхожее клише об американцах, на ура воспринятое многими русскими с подачи одного их соотечественника-пройдохи. Для борьбы с примитивизмом мышления рекомендуется читать классику, она ведь и американской бывает! В 1937 году Джон Эрнст Стейнбек написал повесть “О мышах и людях”, за странным заголовком которой открывалась невероятно трогательная история о дружбе, о том, как отправляются люди навстречу своей мечте и что происходит с ними на этом пути, и о том, как разбивается эта мечта об острые скалы реалий и превратностей судьбы… Спектакль Михаила Горевого “Люди и Мыши” вот уже полтора десятилетия сеет в душах зрителей ”разумное, доброе, вечное”. 
Вы не читали Стейнбека? В таком случае,  посмотреть “Людей и мышей” стоит вдвойне. Это не “про них” спектакль, это про нас! Про каждого из нас…
gor2
 

… Впрочем, мы не станем отбирать хлеб у тех авторов, которые пишут о происходящем на сцене. Наш сайт называется “Zakulisami”. Собственно, туда мы традиционно и отправляемся.
Реализм – за кулисами спектакля “Люди и мыши” очень темно. Настоящая американская ночь, какой и должна она быть в окрестностях забытого богом ранчо. Актёры, секундами ранее канувшие со сцены в антракт, едва различимы в своих грязно-белых одеждах. Успеваю заметить Дмитрия Харатьяна, прильнувшего к “земле” закулисья в каком-то таинственном ритуале поклонения. Мгновение, и актёр исчезает в гримёрке, зато появляется его коллега, исполнитель роли Кудряша, Михаил Горевой, он же, по совместительству, – режиссёр спектакля. Вместе отправляемся на перекур:

- Михаил, на российской сцене ваша постановка впервые появилась в далёком уже 1996 году. Как говорится, много воды утекло с тех пор в речках Техаса… Не запоздала ли израильская премьера “Людей и мышей”?

- Нет, не запоздала! Сужу об этом по реакции зрителей в Хайфе, в Беэр-Шеве, сегодня – в Ашкелоне… Знаете, так получилось, что этот спектакль очень крепко скроен, он доходит до публики, пробивая нужные эмоции. Собственно, этого мне, режиссёру, и нужно – запустить руки свои внутрь души зрительской, нежно ту самую душу насилуя… Вопреки тому, что сейчас происходит на российском телевидении.
Я вообще намечтал себе, что первая моя поездка в Израиль туристической не будет. И терпеливо ждал, пока мои братья-евреи пригласят меня на Землю обетованную по делу творческому… Вот, случилось! Мечты сбываются!.. Думаю, всё вовремя. А вам разве так не показалось?

- Наверное, вы правы. Классика и тайминг – категории разносферные… Однако ж, вы за эти годы успели подкорректировать материал, и израильская публика смотрит обновлённую версию спектакля…

- Незначительные сокращения были внесены в сценарий, но главное – все эти годы практически неизменным остаётся актёрский состав: Дима Харатьян, Саша Балуев, Рома Мадянов. Ещё играли у нас и Стасик Дужников, и Миша Ефремов. И я – сбылась мечта идиота! – всегда хотел сыграть Джорджа, с этого вообще вся моя режиссура и вся работа над этим спектаклем началась. Что касается корректив – это всегда проверяется зрителем. Когда публика реагирует на театральное действо так, как сегодня, – это благо!

- Ваш проект называется “Фабрикой театральных событий”. Слово “Фабрика” навевает невольные мысли о масскульте…

- “Фабрика грёз…”, “Фабрика звёзд…”  – они появились уже после моей “Фабрики событий”. Акцентируйте на Событии! Каждый спектакль для нас – событие. И для зрителей тоже. Лозунгом моего театра всегда были такие слова: “Смотрите хорошие спектакли!” И, кстати, “Люди и мыши” – далеко не единственный наш хороший спектакль. Если снова позовут в Израиль, мне будет, что привезти и показать вашей публике.

- Какой вы её увидели?

- Очень искренней, разбирающейся… Я читаю афиши, вижу, какое здесь наполнение театральными и концертными событиями. В отличие от “прикормленной” московской публики, ваши зрители не циничны, нам артистам и режиссёрам это очень импонирует. Ведь к такому зрителю легче добраться.
Такой зритель есть и в России. но только на периферии. К примеру, мы сейчас приехали на Ближний восток прямиком… с Дальнего. Выступали в том числе, и в Биробиджане.

- Ах, от одних евреев к другим приехали! И как, большая разница?..

- Огромная! Целых 50 градусов! Там было минус 20 градусов по Цельсию, а тут у вас – плюс 30!..)))

**********************
 

***

Александр БалуевПерекур окончен (да простит нас Геннадий Онищенко!), и мы снова Zakulisami. Сразу встречаемся с господами Д.Харатьяном и А.Балуевым. Оба актёра выглядят уставшими после спектакля, но соглашаются ответить на несколько вопросов. Александру Балуеву усталость “не идёт” – на экране он и его герои, как правило, в отличной спортивной форме и, что называется, при полной выправке. Неписаное правило российского кинематографа – чем мощнее личность офицера/героя/полководца, тем больше вероятность, что его сыграет Балуев.  Глядя на фильмографию этого актёра, сложно представить его пацифистом. В интервью Zakulisami Александр Николаевич признался, что, будь это в его силах, армии навсегда перестали бы служить инструментом для решения всяких мировых проблем и конфликтов.
В спектакле “Люди и мыши” герой Дмитрия Харатьяна Джордж Милтон - полная противоположность герою Балуева Ленни Малышу. Похоже, что и вне сцены – та же история. Резкий диссонанс между молчаливой скромностью Балуева и балагурством Харатьяна особенно отчётлив в  пространстве одной на двоих гримёрки. Однако, возможность побалагурить в рамках интервью не слишком прельстила бывшего гардемарина. Напоминаю Дмитрию, что пять лет назад всё было по-другому.
- Эх, - вздыхает Харатьян, – сейчас бы ехать в гостиницу с блаженными мыслями об отдыхе!.. А вместо этого придётся с вами тут общаться

- Эка у вас отношение-то к прессе ухудшилось!

- Наоборот, улучшилось! Я ведь за последние несколько лет, в связи с юбилеем собственным (в январе актёру исполнилось 50 лет – Д.А.), дал всевозможным пишущим и транслирующим СМИ интервью больше, чем за всю свою предыдущюю творческую жизнь. Вполне естественно, произошло пресыщение. Ничего личного…

- Вам ли не понимать тяжести наших хлебов после работы телеведущим утреннего эфира на РТР! Чувствовалось, что “на ящике” вам нравилось.Дмитрий Харатьян. Интервью Zakulisami

- Сегодня я уже не веду утренние программы, но телевидение, в самом деле, оказалось для меня тем самым пресловутым наркотиком, соскочить с которого я пока не могу, да и не хочу. Напротив, я перешёл на больший телеформат – веду двухчасовую программу “Большая семья” в субботнем эфире, вместе с журналистом Димой Губиным. “Авторским телевидением”, которое, я уверен, хорошо знакомо израильскому русскоязычному телезрителю,  отснято уже  пять программ этого цикла, впереди ещё шесть.

- Что стало самым привлекательным для вас в этой новой сфере творческой деятельности?

- Это не столько новая сфера деятельности, сколько новый способ существования. Просто пришло время реализовать какие-то мои, ранее неизвестные, а теперь – всё более раскрывающиеся способности в… я называю это не телевидением, а телеведЕнием. Всё же я артист в гораздо большей степени, нежели журналист. Но, любопытное сочетание… При этом, программы, которые я вёл, - не игровые и не развлекательные, а, скорее, такого просветительско-познавательного плана. 

- Глядя на вас, можно думать о чём угодно, но только не о размене шестого десятка!

- А вы и не думайте! Я и сам не думаю об этом! Я полон сил, энергии, здоровья, чего желаю и вам и всем вашим читателям!


Беседовал Дмитрий Айзин
Фото: Станислав Лукацкий


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments