karga_golan (karga_golan) wrote in culture_il,
karga_golan
karga_golan
culture_il

Невыносимая мягкость бытия

Первым фильмом, увиденным мною в Израиле была лента Филиппа Кауфмана "Невыносимая легкость бытия" – через неделю после приезда. Первым произведением искусства, увиденным через 10 дней, была скульптура Иры Раухваргер – обнаженная женщина, распластавшаяся на крышке пианино в доме друзей. Женщина, впитавшая в себя невыразимую легкость бытия – так, как описывал это Милан Кундера.

Для увеличения нажми на меня!

 

Легкость была в ее позе, в выражении лица, томности, буквальной мягкости фигуры, в ее гибкой грации и кошачьей упругости. Не взять эту скульптуру в руки был невозможно. "Осторожно!" – закричали хозяева, владельцы пианино. Это, казалось бы, отлитая из неведанного-невиданного прозрачного вещества – медового стекла, или выточенная из теплого, а не холодного мрамора женская фигура оказалась сделанной из ваты, капроновых чулок и проволочного каркаса. И у этой куклы-скульптуры было живое лицо с явным портретным сходством. Лицо реальной женщины, ставшей одной из моделей художницы Иры Раухвергер, к тому времени уже очень известной – и куклами, и историей, и судьбой.

Кукла поразила и запомнилась. А дальше, как по мановению волшебной палочки, без просьб и расспросов, по некому приказу свыше, я стала сталкиваться с этими терпеливыми мягкими женщинами, с работами Иры Раухваргер в домах знакомых, на выставках, в каталогах, в иллюстрациях, в беседах общих друзей. Мне рассказывали о ней, я оказалась причастна к ее жизни, к неким тайнам, никого о них не выпытывая. Два дня назад, в случайном разговоре мы встретились вновь – я узнала, кто была одна из ее натурщиц, ее моделей в середине 70-х годов. И этот разговор уже не был случайностью, потому что за неделю до него и за две, успелось, посчастливилось увидеть ретроспективу работ Иры Раухваргер в музее Эйн-Харод, в кибуце в тени гор Гильбоа в Изреэльской долине. "Яффские проститутки", "Еврейская свадьба", рисунки, наброски, акварели. Часть кукол на выставке можно потрогать – они нарочито не прикрыты стеклянными колпаками. Обнаженная плоть в капроне, рваная душа. А под стеклом - женское, слегка сонное царство неспешного спокойствия и полного достоинства фигур дородных, величавых, знающих себе цену. Мужчины в этом зале смущенно скользят, как бестелесные тени. Ну а женщины оказываются среди своих. Мы улавливаем шепот, мы понимаем разговор этих телесных фигур, приобщаемся их тайнам – тайнам Иры Раухваргер. Познакомиться с ней мне не привелось, но жизни наши явно пересеклись. Жизнь Иры была трагична– она ушла в мир иной слишком молодой. Судьба ее счастлива - ее работы сохранились, ее помнят, ее знают.

4d7e51357581d8187adfafa00955dc1b_Ira Rejhvarger-4.jpg

e8e62d9be566fd84ca0dfcdce05e979d_img01.jpg

81078690cf74308d8ac6da597dd625dd_Ira Reihvarger-1.jpg

3cd40191951c115acf1f53a0c037f1d0_Ira Rejhvarger.jpg

9c77e9380752be8a6081787dcfab03a8_Ira-Reihvarger-6.jpg

Выставка Иры Раухваргер в Эйн-Харод стала возможна благодаря ее бывшему мужу – известнейшему художнику Яну Раухваргеру, который в период подготовки собственной персональной экспозиции в тель-авивской галерее Zemack, занимался выставкой Иры. (Оба они в Москве были учениками знаменитого Владимира Вейсберга. Мать Иры была известным советским скульптором, сочинившим, в числе многих прочих памятников, «Золотой сноп» на ВДНХ). Ян разыскивал "мягких женщин" у друзей и знакомых, находил их в чуланах старых иерусалимских галерей – испорченные и запыленные. Он сумел возродить их, очистить, отреставрировать, подобрать рисунки Иры Раухваргер и сделать выставку, на которую надо вернуться и которую надо запомнить.

Прочие подробности – здесь и здесь.

Сайт музея в кибуце Эйн-Харод - http://www.museumeinharod.org.il/

Маша Хинич

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments