Eduard Markovich (luckyed) wrote in culture_il,
Eduard Markovich
luckyed
culture_il

Category:

По следам 9-го Зимнего. Варшавская мелодия, ставшая еврейской.

Дамы и господа!
Честно говоря, собирались на нынешний эйлатский джазовый фестиваль, ничего особенного не ожидая.
Не было в программе звёздных громких имён.
Каюсь, ошиблись и ещё раз убедились, что при таком художественном руководителе, как Дуби Ленц, плохих фестивалей быть не может.
Каждый концерт, где побывали, хорош.
Об одном из лучших, и концептуально, самой идеей своей, и качеством игры музыкантов, особый разговор.
JAZZ BAND MŁYNARSKI - MASECKI. Когда думаешь о джазовом оркестре, то представляешь сцену, заполненную множеством музыкантов.
Трубы, саксофоны, тромбоны и ещё, и ещё.
В оркестре, созданном пианистом и композитором Марцином Мазецки и певцом и банджоистом Яном Эмилем Млынарски, всего семь музыкантов.
Назвал я рассказ о них, предваряющий фестиваль, "Варшавская мелодия". И промахнулся.
Мелодия оказалась абсолютно еврейской.

 

Jan Emil Młynarski Vocals, mandolin-banjo
Marcin Masecki Piano, Arrangements, Musical Director
Jerzy Rogiewicz Drums
Piotr Wróbel Sousaphone
Tomasz Duda, Jarosław Bothur, Michał Fetler Saxophones
               

 
 

Семерых джазменов оказалось достаточно, чтобы музыкой заполнить сцену, зал, фестивальную площадку, пространство нашей памяти.
С первых секунд, когда зашуршали щёточки фантастического барабанщика Ежи Рогиевича, прыснули клавиши фортепиано под пальцами Марцина Мазецкого и запел хриплым надтреснутым голосом, перебирая струны банджо, Ян Эмиль Млынарски. Саксофоны подхватили мелодию, грозно заухал сузафон, свернувшись кольцами гигантского удава вокруг своего повелителя Петра Вробеля.
Пел Ян по-польски, но песню все "угадали" с первой ноты.
           
 

 

Кто не знает одну из самых знаменитых мелодий прошлого века «Бай мир бисту шейн», написанную в 1932-м году для мюзикла на идише «Ме кен лебн нор ме лозт ништ»? Или не слышал её русский вариант "В Кейптаунском порту...", или по меньшей мере одну из четырёх песен на эту мелодию, или одну из множества её «дворовых» аранжировок. «Старушка не спеша дорогу перешла» или «Красавица моя красива, как свинья», например.
На одной из пластинок Апрелевского завода «Моя красавица» было написано: «Музыка И.Жака».
Но сочинил эту мелодию никакой не "И" и не "Жак", а гениальный еврей Шолом Секунда. Вот уж кому повезло уехать в 13 лет с родителями из Херсонской губернии в Нью-Йорк и благополучно дожить там до 79 лет, войдя в историю музыки 20-го века своими чудесными мелодиями.
А польские музыканты "вернулись" на родину и поплыли "по волнам" родной еврейской музыки.
                     

 
 

Оказывается, славу польской популярной музыки 20-х годов прошлого века, захлестнувшей страну, Европу, мир, составили еврейские музыканты и композиторы. В кино, театре, кабаре звучали их мелодии.
Еврейско-польские. Или просто еврейские.
Чего только не наделали евреи? Потому и виноваты во всём.
Разгулье музыкального праздника в Польше продолжалось до Второй мировой.
Мало кому повезло выжить, как Шломо Секунде.
Или Фанни Гордон (урождённой Фейге Иоффе), бежавшей от нацистов в Ленинград. Когда вы слышите шлягер  «У самовара я и моя Маша», или танго «Аргентина», или чардаш «В ночной глуши напев звучит», или знаменитую «Девушку из Шанхая», то знайте, это она.
Оркестр исполняет её же польско-еврейско-арабский фокстрот "Абдул-Бей".
                     
     

 
     
Знаменитый скрипач и композитор Артур Голд, отправленный в Варшавское гетто, возглавил там оркестр.
Музыка необходима не только для жизни, но и для выживания.
Но и это его не спасло. Уничтожен в концлагере Треблинка в 1943-м году вместе со своими музыкантами.
           
 

 

Шмуэль Фрешко, польский иммигрант, сочинивший несколько известных израильских песен.
Звучит прекрасная музыка в исполнении поляков, мы слушаем и смеёмся. Радуемся, пританцовываем, а в душе горечь утрат.
Ближе к концу концерта Ян прекращает играть, выходит на авансцену и рассказывает историю. Свою историю...
 
"Мы родились в семьях польских музыкантов, наше детство прошло под эту музыку.
Слушали её на старых поскрипывающих пластинках и разглядывали чёрно-белые фотографии.
Прекрасные одухотворённые лица, чёрные токсидо, белые рубашки, бабочки. Патина времени.
Когда мы с друзьями создали первый ансамбль, то поставили задачу вернуть к жизни эту музыку, возродить её, играть так, как исполняли когда-то великие её создатели.
Не дать им превратиться в тени прошлого."
   
 
 
 

Гигантский пласт культуры не уничтожить.
Голос царапает ласковыми коготками изнутри, вытаскивая воспоминания о потрескивающих пластинках на 78 оборотов.
Польские музыканты играют и поют еврейские песни всех времён и народов.
С прекрасными одухотворёнными лицами, в чёрных токсидо, белых рубашках, бабочках.
И без всякой патины времени, дамы и господа.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments